• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Россияне переходят на вино и пиво: структура потребления алкоголя все больше зависит от неэкономических факторов

Россияне переходят на вино и пиво: структура потребления алкоголя все больше зависит от неэкономических факторов

© iStock

Социальный класс не так сильно влияет на то, какой алкоголь пьют россияне. Большее значение имеют пол, возраст, образование, место жительства. Например, молодежь предпочитает пиво, «винные» типы характерны в основном для женщин, а «самогон в сочетании с другими напитками» в основном употребляют представители старших возрастных групп. К таким выводам пришли исследователи Высшей школы экономики.

«Скажи мне что ты пьешь, и я скажу тебе кто ты: как изменялась взаимосвязь между социальным классом и типом потребления алкоголя в России» – такой теме был посвящен доклад сотрудников Лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ Валерии Кондратенко и Яны Рощиной, который был представлен на декабрьском семинаре «Социология рынков».

Центральным для авторов исследования стал вопрос – насколько актуальна та идея, «что напитки, которые употребляет человек, являются маркером его принадлежности к социальному классу?» А главной задачей они поставили себе «разработку периодизации динамики взаимосвязи между двумя основными характеристиками – социальным классом и структурой потребления алкоголя».

Для исследования использовалась базу данных РМЭЗ (Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ), причем не только индивидуальные, но и некоторые семейные характеристики. В качестве основной теоретической концепции ученые опирались на концепцию стиля жизни французского социолога Пьера Бурдьё. Они предположили, что те практики, которые человек воспроизводит в своей повседневной жизни, свойственны ему в зависимости от социального статуса.

Для определения социального класса использовалась международная методика ESOMAR, предполагающая, что социальный класс определяется по члену семьи, который имеет наибольший доход в домохозяйстве. В результате исследования, в частности, выяснилось, что доля людей, которые принадлежат к низшим классам, снижается,  и растет количество людей, относящихся к средним классам.

В качестве употребляемых напитков использовали шесть видов – пиво и брагу, сухое вино и шампанское, крепленое вино, самогон, водку и «что-то другое». Исходили из такого соображения: понимание того, какие напитки люди пьют, принесет больше информации о связи с социальным классом, нежели объем употребляемого алкоголя.

© iStock

Исследование, охватившее период с 1994-го по 2018 год, показало, что произошел переход от советской, близкой к североевропейской модели потребления алкоголя, для которой характерно потребление крепких напитков, к центрально- и южно-европейской модели, в которой преобладают вино и пиво. По мнению авторов, выбранный временной отрезок можно разделить на три периода. Первый характеризуется разрушением советской модели употребления алкоголя. Во втором устанавливается новая модель, в третьем новая модель закрепляется.

На основе двухэтапного кластерного анализа было выявлено 7 типов потребления алкоголя, которые, в целом, можно разделить на три макротипа. Это, как их назвала представлявшая доклад Валерия Кондратенко, – винные, пивные и крепкоалкогольные типы». Каждый тип отличается долей представленных в нем людей, и по частоте употребления алкоголя. Например, чаще всего люди пьют те, кто выбирает самогон – 5-6 раз в месяц, и реже всего – «только вино», два раза в месяц. Выявлено, что самая распространенная модель, точнее, тип употребления алкоголя, это «только пиво» – почти 1/5 от всей выборки.

Интересны результаты наблюдения – как люди различных социально-демографических характеристик употребляют напитки в их сочетании.

«Винные» типы характерны в большей степени для женщин. Только вино пьют женщины среднего возраста из Москвы и Петербурга, а и вино, и водку, а также пиво – девушки более молодого возраста из тех же двух городов. Самое мужское сочетание – это пиво и водка, к тому же этот тип еще и «самый женатый» из всех типов, представленных в исследовании

Авторы исследования пришли к выводу, что в 90-х годах прошлого века связь потребления алкоголя и принадлежности к тому или иному классу есть, хотя и чуть меньше, чем ожидалось. В последующем периоде – в 2000-х годах, этот фактор работает слабее, с 2010-го возрастает роль неэкономических характеристик, например, пол, возраст и другие. Фактор образования, например, позволил выделить «элитный женский тип» пьющий только вино. А такой тип, как «самогон в сочетании с другими напитками» более характерен для старших возрастных групп. «Для пива, наоборот, с годами снижается возрастная планка, в последние годы его потребляет больше молодежь», поясняют авторы.

«Важный вывод, который мы сделали, состоит в том, что да, концепция Пьера Бурдьё актуальна на сегодняшнее время, но, во-первых, не для всех типов, а во-вторых, более значимыми характеристиками с годами все больше и больше становятся различные неэкономические характеристики, такие как пол и возраст», – отметила Валерия Кондратенко. Она добавила, что исследователи продолжат изучать эту тему на данных последнего периода 2012-2018 и последующих годов.

Дискуссантами выступили Михаил Богданов, аспирант факультета социальных наук НИУ ВШЭ, младший научный сотрудник Лаборатории культурсоциологии и антропологии образования и Юлия Белова, научный сотрудник ЛЭСИ, ведущий научный сотрудник Научно-учебной лаборатории политических исследований.

Оба дискуссанта в целом одобрительно отозвались об исследовании, назвав его весьма интересным. Михаил Богданов, в частности, сказал, что «это исследование по-настоящему актуально». Ему «импонирует такой подход, когда исследуется динамика взаимосвязи между социальным положением и практиками потребления алкоголя». В то же время у него есть ряд замечаний, в частности, он не увидел причинно-следственных связей между ними, «непонятно что на что влияет».

Юлия Белова напомнила знаменитый сюжет Владимира Молчанова, продемонстрировав видео 1991 года, где он разговаривает с посетителями пивной. На его вопросы отвечали представители самых разных профессий и социального статуса – от крестьянина, приехавшего в столицу специально попить пива, до московского интеллигента, которому не хватает общения. Таким образом, она дала понять, что в 90-х связь между социальным статусом и структурой потребления алкоголя не была очевидной.

Первый проректор НИУ ВШЭ Вадим Радаев, резюмируя обсуждение доклада, назвал работу интересной и высказал свои соображения: «Первое связано с периодизацией, это не технический вопрос, периодизация важна. Мне не кажется удачным деление на равные отрезки по восемь лет. Есть также частное замечание: разрушение советской модели потребления алкоголя началось не в 90-х годах, а в 1985-м, с горбачевской реформы. Строительство новой постсоветской модели продолжалось с 1994-95 годов до 2000-го». В этот период происходит единственная за исследуемый период перестройка модели, когда снижалось потребление водки, росло потребление вина, пива и самогона, и таким образом завершился советский период потребления алкоголя.

Начиная с 2007 года, на волне экономического роста, идет не радикальное, но все же повышение потребления, продолжил Вадим Радаев. По его словам, далее с началом кризиса 2008 года «возникает третий период, когда снижается уровень реально располагаемых доходов, соответственно снижается и потребление основных видов алкоголя». Четвертый период берет начало в 2016 году: несмотря на то, что кризис продолжался, потребление алкогольных напитков начало расти, хотя и не всех видов (водки пить больше не стали, а увеличивалось потребление вина, пива, коньяка). Важно также проговорить динамику потребления отдельных напитков, уверен он.

Вадима Радаева особенно заинтересовала одна группа – это те, кто потребляет только пиво: «прежде всего потому, что она большая, но главное в том, что эта группа имеет некоторую тенденцию к росту. Мы знаем, что это молодежь». И в качестве еще одного частного замечания, он выразил сожаление, что «за скобками оказалась судьба слабоалкогольных коктейлей, хотя понятно, что их доля осталась маленькой». Комментируя замечания, высказанные в ходе обсуждения, первый проректор сказал, что выделение классов на основе «соцпрофа» – это нормальный подход. Но нужно иметь ввиду, что «на место классов приходит возраст, точнее, когорта, поколение». Он также отметил, что есть глобальная тенденция к смешанному типу потребления алкоголя, к миксту. «Мы по полной программе вписываемся в этот тренд», – заключил Вадим Радаев.

Rambler's Top100