• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Повторные игроки в российских арбитражных судах: эмпирическая проверка классической теории М. Галантера». Репортаж с выступления Вадима Волкова

6 октября 2020 года в рамках семинара Лаборатории экономико-социологических исследований с докладом по готовящейся к публикации статье «Whither repeat players?»  выступил научный руководитель Института проблем правоприменения, ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Института проблем правоприменения, профессор социологии права им. А. С. Муромцева, доктор социологических наук Вадим Волков. Соавторами исследования являются Дмитрий Скугаревский, ассоциированный профессор ПАО «МТС» по эмпирико-правовым исследованиям, и Руслан Кучаков, младший научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге.В качестве дискуссантов к докладу Вадима Волкова выступили доктор экономических наук, профессор кафедры экономической социологии, старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований Леонид Косалс и кандидат социологических наук, доцент департамента прикладной экономики, старший научный сотрудник Международного центра изучения институтов и развития Антон Казун.

Какие организации чаще других участвуют в спорах в российских арбитражных судах? Какие характеристики связаны со склонностью участия юридических лиц в правовых спорах? Связана ли частота участия в спорах с успешностью их исхода? Выдерживают ли классические теоретические предположения проверку на данных российских арбитражных судов? Если нет, как поступить с обнаружившимися противоречиями?

Эти и другие вопросы, которые обсуждались в рамках семинара, представляют значительный интерес не только для исследователей права, но и для социологии. Если допустить, что проблематична не столько теория, сколько эмпирический объект, можем ли мы, приняв во внимание особенности локального политического контекста, юридической системы и социальной организации российских арбитражных судов, объяснить отсутствие связи между опытностью участника спора и исходом дела?

Классическая теория Марка Галантера: повторные и одноразовые игроки

Данное исследование в первую очередь связано с проблематикой эмпирико-правовых исследований (empirical legal studies) и посвящено эмпирической проверке классической теории Марка Галантера, известной как party capability theory. Вошедшая в канон американской правовой мысли статья, в которой разрабатывалась эта теория («Why the haves come out ahead: Speculations on the limits of legal change») была написана в 1971 году, а издана в 1974 в Law and Society Review [Galanter, 1974].

Центральной темой исследования Галантера стал вопрос о том, почему в судах одни игроки системно более успешны, чем другие? Если не логика самой системы предопределяет перераспределение богатства, получается, что некоторые игроки более успешно справляются с защитой своих интересов. Что это за игроки?

В первую очередь, игроков можно различить по частоте участия в судебных спорах: есть повторные игроки (repeat players), участвующие в большом числе споров, и одноразовые игроки (one-shotters), участвующие в спорах один раз или эпизодически. Повторные игроки, как правило, являются организациями, одноразовые — одиночками.

Почему повторные игроки чаще выигрывают?

Центральный тезис Галантера заключается в том, что повторные игроки выигрывают в судах чаще не потому, что у них больше ресурсов и суды склоняются в их пользу, но потому, что у них другая стратегия.

Повторные игроки накапливают юридический опыт и структурируют контракты в своих интересах, учитывая будущие риски. Они способны нанимать более сильных юристов и достигать эффекта экономии на масштабах. Также играют роль неформальные отношения с институциональными игроками (регуляторами, законодателями): речь идёт не о коррупции, а именно о неформальной интеграции. Повторные игроки работают на репутацию и имеют долгосрочные интересы и цели — они склонны играть на изменение правил, а не только на выигрыш в одном конкретном деле.

Предыдущие эмпирические исследования: выдерживала ли теория проверку в прошлом?

Попытки проверить теорию Галантера предпринимались неоднократно, однако были ограничены имеющимися правовыми данными. Практически все они исходили из одной и той же методологии: авторы опирались на априорное, теоретическое определение повторяемости и повторных игроков. Впервые такой способ определения был введён в [Wheeler et al, 1987] и предполагал четыре категории игроков: федеральные органы власти, органы штатов/местные органы, владельцы бизнеса, частные лица. В дальнейшем другие авторы усложняли методологию, например, переходя от четырёх к десяти категориям [Sheehan et al, 1992], но повторяемость оставалась качеством, которое исходно приписывалось участникам судебных споров (а не определялось эмпирически).

Все проверки проводились по сходной методологии, и, за исключением нескольких кейсов, центральный тезис Галантера о том, что повторные игроки являются более успешными в судах, подтверждался.

Центральные утверждения теории, требующие проверки

Теория Галантера содержит четыре главных утверждения. Во-первых, что повторные и одноразовые игроки существуют — это не проверялось никогда, но утверждалось на теоретическом уровне. Во-вторых, что повторные игроки — организации, одноразовые — индивиды. В-третьих, повторные игроки обладают бо́льшими ресурсами, чем одноразовые игроки. Наконец, повторные игроки обладают преимуществом в судах.

В основном проверялись лишь четвёртое и, в отдельных случаях, третье утверждение (когда удавалось операционализировать размер ресурсов через качество адвокатов или качество юридических услуг, которыми пользуется организация).

Новые данные — новые возможности для проверки

Данные, содержащие информацию обо всех юридических лицах и обо всех спорах в российских арбитражных судах за 2012-2019 годы, были основаны на информации из Единого государственного реестра юридических лиц и Единого государственный реестра индивидуальных предпринимателей, а также на информации обо всех оконченных судебных спорах (за исключением дел о банкротстве). При помощи ИНН была создана база судебной активности 15,857,531 юридических лиц за период 2012-2019 годов (включая те юридические лица, которые не участвовали в спорах ни разу). Эти данные позволили перейти к эмпирическому определению одноразовых и повторных игроков.

Эмпирическое определение игроков

Одноразовые игроки — игроки, участвовавшие в спорах один раз. Повторные игроки — игроки, принимавшие участие в числе споров более, чем q раз (95 перцентиль и выше, то есть чаще, чем 95% всех остальных игроков — на полученных данных это 18 споров и выше).

Преимущество таких определений состоит в том, что они позволяют освободиться от априорных суждений о поведении игроков и о том, кем являются повторные игроки. Кроме того, это даёт возможность проследить эволюцию организации от одноразового до повторного игрока.

Также появилась возможность построить непрерывную переменную повторяемости, то есть установить для каждого юридического лица вероятность участия в споре в данном году (склонность к литигации).

Кто использует арбитражные суды в РФ?

Лишь 17% юридических лиц за последние восемь лет участвовали в каких-либо судебных процессах в арбитражной системе. Причём существуют заметные различия по распределению участия или неучастия различных категорий юридических лиц в арбитражной системе: компании с федеральной собственностью и федеральные органы исполнительной власти активно участвовали в спорах — 84% и 75% от общего числа таких организаций соответственно, в то время как всего 7% индивидуальных предпринимателей когда-либо участвовало в арбитражных судах. Однако в абсолютном выражении чаще всего пользуются арбитражными судами частные компании и индивидуальные предприниматели 64% и 25% от общего числа организаций-участников споров соответственно.

Эмпирическая типизация игроков

Если попытаться типизировать организации, пользуясь дихотомической переменной (одноразовый игрок — один спор, повторный — 18 и более споров), то можно увидеть, что, действительно, среди федеральных органов власти 60% являются повторными игроками, среди компаний с федеральной собственностью — 57%, среди частных компаний — 6%, а среди индивидуальных предпринимателей — меньше 1%. Однако существует и большая область объектов, частота участия в спорах которых варьируется между одноразовыми и повторными игроками — такие организации в строгом смысле не являются ни теми, ни другими (neither): их столь же много, сколько одноразовых игроков.

Получается, что повторные игроки есть, однако в отличие от общепринятого подхода, в рамках которого все федеральные и региональные органы власти автоматически записываются в категорию повторных игроков, демонстрируется, что далеко не все такие организации являются повторными игроками или вообще имеют судебный опыт — теоретическая конструкция не вполне соответствует наблюдаемой реальности.

Кто такие повторные игроки?

Повторными игроками в российских арбитражных судах являются федеральные или региональные органы власти или компании в федеральной собственности. Среди компаний повторные игроки в основном принадлежат к сфере поставок электричества, воды или газа; финансовому или страховому сектору. Повторные игроки участвуют в качестве истца в спорах по поводу неисполнения контрактов по поставке электроэнергии, нарушения договоров о других поставках, а также по поводу неисполнения контрактов по выполнению работ.

Однако даже среди категорий игроков, которые чаще всего участвуют в спорах, повторных игроков 60% и менее.

Имеют ли повторные игроки преимущества в судах?

При построении моделей с использованием дихотомической переменной, строго разграничивающей одноразовых и повторных игроков, выяснилось, что нет никаких оснований считать, что повторяемость каким-либо устойчивым образом связана с успешностью правовых споров. Но успех в суде оказался связан с тем, является ли юридическое лицо органом региональной власти. Самым сильным предиктором, предсказывающим успешность, является выступление в суде в качестве истца.

При использовании непрерывной переменной повторяемости (склонности участия в судебном споре в данном году) была совершена попытка подступиться к вопросу с другой стороны, задействовав промежуточную область игроков (neither). В некоторых моделях вероятность успеха несколько увеличивается, однако в целом статистически значимых закономерностей, подтверждающих теорию, выявить не удалось.

Почему повторяемость и опыт не работают?

Таким образом, вне зависимости от способа конструирования переменной ни одна модель не показывает наличия преимуществ повторных игроков в российских арбитражных судах. Рост частоты появления юридического лица в суде в целом (и в качестве истца, и в качестве ответчика) слабо связан с успехом в правовых спорах. Однако обнаружилась интересная закономерность: чем чаще юридическое лицо оказывается в суде в качестве ответчика, тем ниже становится вероятность выигрыша.

Можно предположить, что имеет место самоотбор участия в судебном процессе: во-первых, самоотбор в качестве истца важнее для успеха, чем прошлый опыт. И, подавая иск, истец автоматически совершает отбор ответчика. Тогда почему организации, часто появляющиеся в судах в качестве ответчиков, склонны проигрывать?

Повторные игроки поневоле

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, вводится категория повторных игроков поневоле. Такие игроки вынуждены участвовать в спорах, потому что не они сами инициируют спор, но отбираются в качестве ответчиков. Этот отбор в том числе может быть связан с тем, является ли организация недобросовестной.

Для проверки были использованы данные о недобросовестных поставщиках, о недобросовестных руководителях (и возглавляемых ими юридических лицах), об участниках судебных процессов по банкротству в связи с неисполнением контрактных обязательств, список компаний-учредителей фирм-однодневок, а также список держателей фиктивных юридических адресов.

Модель продемонстрировала, что недобросовестность положительно влияет на вероятность стать повторным игроком, и она оказалась более сильным предиктором, чем тип юридического лица.

Предварительные итоги исследования

Удалось эмпирически показать, что повторные и одноразовые игроки есть. Было введено эмпирическое определение повторяемости — оказалось, что не все каноничные повторные игроки действительно являются таковыми. Хотя априорное теоретическое приписывание повторяемости определённым категориям игроков имеет основания, но упускаются важные нюансы: всего 60% федеральных и 30% региональных органов являются повторными игроками.

Повторяемость связана не только со статусом игрока, но и со спецификой отрасли и преимущественным типом дел — эти факторы ранее не наблюдались. Оказалось, что повторные игроки не имеют преимуществ в суде: получается, теория Галантера в чистом виде не работает в российских арбитражных судах — повторные игроки (исходя из теории также обладающие наибольшими ресурсами) играют на равных с одноразовыми.

Была выделена новая категория игроков: повторные игроки поневоле, которые вынуждены выступать в суде в связи с недобросовестностью — таких игроков теория Галантера не предполагала.

Специфика концепта повторяемости и предложения для дальнейшего анализа

В рамках дискуссии Антон Казун обратил внимание, во-первых, на то, что концептуализация повторных игроков была придумана достаточно давно, в 70-ых годах — почему она должна работать в современной России?

Кроме того, на участие организации в судебном споре могут оказывать воздействие корпоративные нормы — некоторые компании могут предпочитать договариваться без участия судебной системы. Также может иметь значение аспект политических связей: важен не только объём ресурсов организации, но и связи — «хорошие» игроки могут не участвовать в судах.

Как правила игры различаются между отраслями и регионами? Имеет ли значение размер иска? Влияет ли предыдущий опыт организации в судах (с точки зрения выигрышей и проигрышей) на то, избегает ли организация дальнейших тяжб или продолжает участвовать в судах? Такие вопросы и уточнения были предложены дисскусантом для возможного рассмотрения.

Теория и эмпирика: как поступить с противоречием?

Леонид Косалс в рамках дискуссии обратил внимание на то, что при апробации классической (и несколько раз подтверждённой) теории на новом объекте, было совершено серьёзное достижение: в фокусе оказались не только те, кто участвует в судах, но и вся совокупность объектов. Поскольку раньше не проводилось сравнение с юридическими лицами, не принимающими участия в судах, не было возможности построить полноценную типологию игроков в отношении участия в спорах.

В результате исследования имеется редкий и интересный результат, когда эмпирика противоречит исходной теории — но как объяснить это противоречие? Например, на филиппинских данных теория Галантера также не подтвердилась: индивиды выигрывают чаще, чем государственные организации (что, однако, объяснялось политическими факторами) [Haynie, 1995].

Может ли проблема заключаться в том, что эта теория придумана для определенного класса юридических систем? Получается, что либо теория что-то упускает, либо объект (российские арбитражные суды) не соответствует объекту, для которого теория была придумана, то есть для соревновательных правовых систем.

Очевидно, что предшествующее применение теории было проблематичным: реальная повторяемость не учитывалась и тип игроков приписывался априорно. Как минимум можно сказать, что в дальнейшем исследователям нужно пользоваться этой теорией более осторожно. В рамках уточнения и ограничения каноничной теории, можно было бы ввести в рассмотрение переменные, касающиеся соревновательности судебной системы и особенностей социально-экономической системы в стране.

Кроме того, остро стоит и проблема, обсуждается самим Галантером: снижается число дел, которые доходят до судов — остаётся неясным, кто выиграл, а кто проиграл, и насколько часто игроки участвуют в таких полуформальных тяжбах.

Итоги: возможности уточнения теории

Всё же есть основания считать, что арбитражная система является соревновательной, а потому сравнимой с изначальным объектом теории. Возможно, что на системе гражданских судов (где физические лица могут сталкиваться с юридическими), тезис Галантера бы подтвердился. Но именно в соревновательной системе арбитражного суда всё становится несколько сложнее.

Остаётся открытым и не решённым один из ключевых вопросов: как отличать повторных игроков от игроков, обладающих ресурсами — у Галантера обладающие ресурсами игроки побеждают в связи с повторяемостью. К сожалению, нет данных, например, по таким типам организаций, как НКО, федеральные и региональные органы.

Работа над содержательным осмыслением результатов ещё предстоит, и основной вопрос связан с главной находкой исследования: как быть с новым типом игроков, с повторными игроками поневоле, которые проигрывают тем больше, чем больше участвуют. В связи с этим необходимо внимательнее рассмотреть процесс отбора в литигацию.

Крайне важными достижениями можно считать, во-первых, проблематизацию и теоретизацию концептов повторяемости, повторных и одноразовых игроков, а также обнаружение эмпирической ситуации, с которой теория не вполне справляется. И хотя, конечно, основываясь только лишь на российских данных, не получается говорить о серьёзной модификации теории Галантера, данное исследование можно назвать значимым шагом в направлении уточнения и переосмысления классики эмпирико-правовых исследований.

Автор: Кирмасов Артём
Стажёр-исследователь ЛЭСИ

Литература:

Galanter, M. (1974). Why the haves come out ahead: Speculations on the limits of legal change. Law & Society Review 9, 95.

Haynie, S. (1995). Resource inequalities and regional variation in litigation outcomes in the Philippine Supreme Court, 1961-1986. Political Research Quarterly 48(2), 371–380.

Sheehan, R., W. Mishler, and D. Songer (1992). Ideology, status, and the differential success of direct parties before the Supreme Court. American Political Science Review 86(2), 464–471.

Wheeler, S., B. Cartwright, R. Kagan, and L. Friedman (1987). Do the haves come out ahead — Winning and losing in State Supreme Courts, 1870-1970. Law & Society Review 21, 403.

Rambler's Top100