• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Нужен ли социологу мозг?» Репортаж с выступления Василия Ключарева

17 марта 2020 года состоялся семинар Лаборатории экономико-социологических исследований, на котором Василий Ключарев, кандидат биологических наук, заведующий Международной лабораторией социальной нейробиологии, директор Института когнитивных нейронаук, представил доклад "Нужен ли социологу мозг?".

Каков нейробиологический взгляд на рациональность наших действий? Что нового добавляет современная биология к экономической точке зрения на рациональность? Дает ли нейроэкономика новые инструменты социологам? Эти и другие вопросы, включая базовые посылки нейроэкономики, были обсуждены в ходе семинара и последующей дискуссии.

 

Возникновение нейроэкономики

Свое выступление Василий Ключарев начал с рассуждений о природе возникновения нейроэкономики как самостоятельной науки. Процесс принятия решений долгое время интересовал не только биологов, но и экономистов, психологов и социологов (Coleman, 1992[1]; Homans, 1961;[2] Weber, 1991[3]). Однако, несмотря на разделяемое всеми желание выяснить, как люди принимают решения, представители данных отраслей во многом игнорировали межотраслевое взаимодействие, развиваясь самостоятельно. Василий Ключарев отмечает, что нейроэкономика как наука возникает вследствие синтеза экономики и биологии. Совместное изучение нервной системы как ключевого механизма принятия решений создает новую научную отрасль, которая может «приподнять завесу многих тайн».

Проблема рациональности в нейроэкономике

При изучении особенностей человеческого мозга вопрос рациональности никогда не рассматривался на должном уровне. В классических подходах основной интерес был всегда сфокусирован на особенностях функционирования нервной системы и различных областях мозга, участвующих в принятии определенных решений. Для наглядности Василий Ключарев приводит в пример работу спинного мозга, который полностью отвечает за воспроизводство человеческих рефлексов. Таким образом, каждая область мозга воспроизводит определенные сигналы, которые в конечном счете формируют наше поведение.

Феномен рациональности, в том смысле, в котором его привыкли воспринимать экономисты, в науках о мозге никогда не рассматривался. Автор отмечает, что долгое время «всем хватало разделения на более или менее осознанные решения (эксплицитные) и бессознательные (имплицитные)». Однако, с появлением новой отрасли – нейроэкономики, ученые заявляют, что на поведение человека может влиять множество факторов: гены, мозг, социум и среда. Таким образом, нейроэкономика ставит задачу изучить не только процесс принятия решений, но факторы, оказывающие влияние. Рациональность же нейробиологи изучают как способность контролировать процессы и механизмы принятия решений.

Экономико-социологические подходы к рациональности

Говоря о рациональности, Василий Ключарев обращается к экономическим и социальным теориям. Рациональность может быть рассмотрена с разных сторон. Кто-то считает, что рациональность – это разница между нормативной и дескриптивной теориями, кто-то отталкивается от противопоставления рациональности и иррациональности. В качестве одного из наиболее распространенных подходов В. Ключарев указывает теорию Дж. Бентама. Основная идея подхода состоит в том, что человек склонен управлять двумя мотивами – страданием и удовольствием. Поэтому все, что делает человек направлено на максимизацию удовольствия (Бентам, 1789[4]). В экономике данная идея трансформировалась в теорию ожидаемой полезности, когда рациональные игроки при выборе решения пытаются максимизировать некоторою величину (благо), что в конечном счете можно свести к математическим ожиданию.

Однако, экономический взгляд не всегда оказывается состоятелен – люди не всегда ведут себя рационально. В теории, которая кажется весьма гармоничной, существуют определенные противоречия. Василий Ключарев приводит в пример Герберта Симона, который выдвинул идею ограниченной рациональности, подчеркивая, что наши когнитивные способности ограничены в определенных сферах (Simon, 1990[5]). Д. Канеман также задавался данным вопросом в своей теории когнитивных иллюзий, отмечая, что наше восприятие ценностей и вероятностей отклоняется от классической теории, искажаясь от линейной модели (Kahneman, 2003[6]).

Нейропредсказания

Нейроэкономика оказывается под сильным воздействием идеи максимизации потребности. В теории принятия решения полезность — это мера привлекательности того или иного решения или действия. А в нейроэкономике – частота разрядов нейронов в определенных местах мозга; среднее значение активности нейронов в специализированных областях мозга, кодирующих наши предпочтения.

Василий Ключарев указывает на прогностическую функцию нейроэкономики и приводит в пример эксперименты, когда по реакции мозга ученые предсказывали, купит ли человек тот или иной продукт или нет. Описывая процесс принятия решений, автор обращает наше внимание на первостепенность исходящего из мозга сигнала, который кодирует ожидаемую ценность решения. Также Василий Ключарев поясняет, что область человеческого мозга, которая связана с оценкой ценности альтернативы, называется прилежащим ядром.

Автор задается вопросом, возможно ли по активности мозга предсказать глобальные социальные эффекты? Безусловно, да – используя нейропредсказания. Василий Ключарев приводит в пример эксперимент Стэнфорда по предсказаниям успешности микрозаймов на платформе Kiva. Изучив ограниченную группу людей и просканировав их мозг, ученые выявили, что данные о реакции мозга 30 людей можно генерализировать. Таким образом, в ближайшей перспективе ученые смогут с более высокой точностью предсказывать глобальные социальные эффекты.

Система 1 и система 2

Рассуждая о работе мозга, Василий Ключарев обращается к теории Д. Канемана. Психолог разделяет работу мозга на два сценария – согласно системе 1 и системе 2. За эмоциональные, быстрые и интуитивные действия отвечает часть мозга, называющаяся прилежащее ядро — это и есть система 1. За рассудительные, медленные и рациональные действия – лобная кора – система 2.

В. Ключарев возвращается к вопросу рациональности и отмечает, что данный феномен можно изучать по-разному, самый популярный способ – эксперименты, связанные с долгосрочным планированием. Считается, что в долгосрочном планировании нужно исключить панику и действовать рационально. Однако, перед человеком и его конечным решением всегда возникает проблема выбора – подумать долгосрочно или же наслаждаться сиюминутными удовольствиями. Таким образом, долгосрочное планирование (система 2) всегда оказывается осложнено по разным причинам.

Экономисты объясняют это с точки зрения межвременного выбора – людям нравится «все и сейчас» и не нравится «отложенное во времени». В эксперименте, упоминаемом Василием Ключаревым, было выявлено, что способность выбрать большую сумму, но отложенную во времени зависит от того какие области мозга активны. Если задействована система 2 – человек выбирает более поздний вариант с большей выгодой. Если же активна система 1 – решение принимается в пользу немедленного выигрыша, но с меньшей суммой.

Процесс взаимодействия данных систем описывается с помощью метафоры «качелей», которые позволяют системам работать по очереди. Однако, человек не может полностью контролировать данные «качели». На принятие решений и активность той или иной системы всегда влияют внешние факторы, например плохое настроение или употребления алкоголя.

Зачем социологам изучать мозг?

Несмотря на то, что нейроэкономика до сих пор находится под сильным влиянием биологии, огромное влияние на развитие данной отрасли оказывает и социология.  Социальные нейронауки, как отдельное научное направление, больше сфокусированы на изучении принятий решений человека под влиянием социума. Автор отмечает, что под развитием данных предпосылок появляется доктрина многоуровнего анализа. Принятие решений может объясняться как биологическими аспектами, так и социальными, во многом противоречащими друг другу. Для того, чтобы понять, как же все-таки данные подходы взаимодействуют между собой, биологам необходимо сотрудничать с социологами, а также учитывать многогранность процесса принятия решений. В завершение семинара Василий Ключарев пригласил всех желающих посетить Институт когнитивных нейронаук НИУ ВШЭ и даже попробовать себя в роли испытуемого в психологических экспериментах.

Автор: Колегова Ирина, 
стажер-исследователь ЛЭСИ


[1] Coleman J. S., & Fararo T. J. Rational choice theory. Nueva York: Sage. 1992.

[2] Homans G. C. Social Behaviour: Its Elementary Forms. New York: Harcourt, Brace & World, Inc. 1961.

[3] Weber M. The Nature of Social Action. Cambridge University Press. 1991.

[4] Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства. М.: РОССПЭН, 1998.

[5] Simon H. A. Bounded rationality. In Utility and probability. Palgrave Macmillan, London. 1990. P. 15-18.

[6] Kahneman D. A perspective on judgment and choice: mapping bounded rationality. American psychologist, 58(9). 2003. 697 p.

Rambler's Top100