• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Организационное поле онкологической помощи в России: взгляд сквозь призму ценообразования на противораковый препарат

13 декабря состоялся семинар серии «Социология рынков» Лаборатории экономико-социологических исследований. С докладом на основе совместного с А. Шульгиной текста «Организационное поле онкологической помощи в России: взгляд сквозь призму ценообразования на противораковый препарат» выступила Елена Бердышева, старший научный сотрудник Лаборатории.

С 2004 года онкологические заболевания в России причислены к социально значимым. Фокус лечения сместился с хирургического вмешательства на лекарственную терапию, что приравнивает право на получение противораковых препаратов к праву на здоровье в целом. Тем не менее, при пятистах тысячах новых случаев раковых заболеваний в год государство способно обеспечить закупку лишь 25% лекарств от необходимого объема. Одна из причин подобной ситуации – дороговизна препаратов.

Как формируется и обосновывается цена на оригинальные противораковые препараты, как не нее влияет ситуация в организационном поле и есть ли резервы для понижения цены? На эти вопросы авторы исследования отвечают на примере конкретного импортного противоракового препарата, который входит в перечень жизненно-важных лекарств и закупается государством по цене 478 тысяч рублей за упаковку.

Теоретические основания работы включают в себя подходы социологии оценивания, рассматривающие ценообразование как социальный процесс с участием разных акторов и как производную от культурных и когнитивных рамок. Институциональный и политико-культурный подход к анализу рынков предполагает зависимость организационного поля от стратегий институциональных акторов и модулирующее участие государства. Эмпирические данные исследования получены из экспертных интервью с лечащими врачами-онкологами, специалистами по маркетингу в фармацевтических компаниях, учеными и так далее, а также из деловой прессы фармацевтической отрасли в России.

В своем выступлении Елена Сергеевна описала жизненный цикл оригинального лекарственного препарата. Первый этап – отработка научной идеи – может занимать до десяти лет; и здесь еще речь идет о биологии, химии, генетике и т.п., но не обязательно о медицине. Далее, наступает этап разработки и развития (R&D): он включает доклинические испытания (на животных), маркетинговую оценку и последующие клинические испытания на репрезентативных выборках пациентов. Далее, при входе препарата на рынок в России, следуют одобрение со стороны государства и регистрация, а также еще один этап клинических испытаний. Дальнейшее производство, продвижение и распространение препарата сопровождаются накоплением клинической репутации. Наконец, по истечении патентной защиты, котораяч длится до 15 лет, наступает порог генерической конкуренции – соперничества со стороны препаратов-дженериков. Оригинальный препарат, в чью стоимость включены расходы на фундаментальные исследования, начинает проигрывать новым препаратам-дженерикам в цене и переходит в категорию «препаратов прошлого поколения».

Обоснование ценности препарата со стороны участвующих акторов на каждом из этапов его жизненного цикла зависит от различных факторов. На этапе разработки и развития фирмой-производителем учитываются ожидаемые эффекты от препарата, его безопасность и уникальность формулы, а также рентабельность препарата для компании в долгосрочной перспективе («экономика надежды»). Непосредственно производство лекарства обходится компании относительно недорого, однако в стоимость приходится включать все понесенные риски и издержки на поиск. В то время как этап разработки и развития вносит наибольший вклад в ценообразование, затруднительно оценить аналогичный показатель на этапе распространения и продвижения.

Основная цель фармацевтических компаний – коммерциализация препарата и стремление к прибыли. Показателем успеха для продукта является попадание в государственные протоколы и программы и удержание статуса монополиста максимальное количество времени. В свою очередь, перед государством стоит задача выполнить социальный контракт с населением и предоставить ему право на здоровье – то есть право на лекарство. В случае оригинальных препаратов в России, защищенных патентом, в рамках государственных закупок не проводятся торги (так как нет конкурентов). При определении приемлемой закупочной цены государство руководствуется принципом референтного ценообразования: ориентируется на прецедент наиболее дешевой закупочной цены в других странах, включенных в список ее ориентиров. Медицинское сообщество, от которого зависит узнаваемость препарата и перспективы его попадания в государственные программы, лишено автономии и зависимо от бюрократии, что порождает определенный тип поведения – надежду на жалобщиков. Происходит ценностный конфликт: врач видит, что пациент нуждается в определенном препарате, но не сможет его получить. Характер спроса, предъявляемого государством на лекарственные препараты, - отдельный вопрос для размышления. Сегодня в России, как рассказали авторам эксперты, он носит  форму воронки, когда выделяемые средства расходуются на дорогостоящие препараты, которые окажутся доступны очень ограниченному числу пациентов. 

Так как в основе ценообразования на противораковый препарат лежит не стоимость производства, но сама идея лекарства, препарат становится противоречиво маркетизированным. И при этом не перестает быть жизненно важным благом. Основная задача авторов - выявить резервы для уменьшения цены. По итогам доклада, стало ясно, что хотя бы теоретически, эти резервы существуют. Например, если расходы на наиболее дорогостоящий этап разработки и развития возьмут на себя не фармацевтические компании, а другие институциональные акторы, например, государство, то цена препарата будет мало отличаться от цены на дженерики. Новые способы кооперации акторов, например, коммерциализация препаратов через сотрудничество ученых и биотехнологических компаний, также могли бы привести к снижению цен на лекарства. Бюджетные закупки, наоборот, помеха для уменьшения цен ввиду своей отчужденности и подчиненности монополистскому статусу оригинального препарата. Однако чтобы ситуация вышла из сложившегося сегодня равновесного состояния нужны усилия акторов, которые бы проблематизировали дисбаланс. За рубежом такой силой обладают страховые компании и авторитетное медицинское сообщество. В России выступить против завышения цен на жизненно-важные лекарства пока некому.

Таким образом, исследование рассматривает механизмы ценообразования противораковых препаратов на каждой из стадий создания и распространения, а также предлагает возможные пути для снижения цен через изменения в кооперации акторов и усиление позиций некоторых из них. На данный момент основной компонент высокой стоимости лекарства – этапы создания и разработки препарата, однако распространение дженериков после истечения патентной защиты не решает проблему высокой цены, так как многие дженерики не дают такого эффекта, как оригинальные препараты.

В ходе дискуссии после доклада старший научный сотрудник ЛЭСИ Леонид Косалс уточнил, идет ли речь исключительно об импортных препаратах. На данный момент оригинальные противораковые препараты поставляются исключительно из-за границы. Пациентам предлагается выбор: купить дженерик на собственные средства или пробовать получить инновационный препарат по государственной программе, количество которого крайне ограничено.

Заведующий Лабораторией Вадим Радаев задал вопрос, как обеспечивается независимость клинических испытаний. Елена Сергеевна пояснила, что фармацевтические компании сами контролируют процесс, однако опираются на установленные показатели: например, дополнительный год качественной жизни пациента. В некоторых обстоятельствах препарат выпускается на рынок даже при минимальном эффекте борьбы с заболеванием. Таким образом, на этапе испытаний компании руководствуются экономическими причинами и мотивами сохранения репутации при принятии решений.

Старший научный сотрудник ЛЭСИ Александр Куракин  попросил уточнить, как все-таки происходит изначальное ценообразование препарата. В первую очередь, компании ориентируются на покрытие издержек и получение прибыли, причем к издержкам также относятся действия по регистрации препарата. Учитываются ожидания от эффективности лекарства и референтные ценовые показатели аналогичных препаратов.

Иван Павлюткин, старший научный сотрудник Лаборатории, задал вопрос о мотивации фармацевтических компаний. Елена Сергеевна высказала мнение, что основополагающие мотивы связаны с получением прибыли, однако не стоит забывать об общественно важной природе противораковых препаратов, в развитие которых инвестирует фарма.

Старший научный сотрудник ЛЭСИ Зоя Котельникова  высказала заинтересованность в поведении компании-монополиста после наступления порога генерической конкуренции и связи этого поведения с процессом ценообразования и возможностями для уменьшения цены. Такая связь, определенно, присутствует, так как компании вынуждены тщательно просчитывать рентабельность препарата и формировать стоимость, которая на этапе статуса монополиста смогла бы окупить расходы на создание препарата. Отмеченный докладчицей факт, что лишь 15% от стоимости лекарства составляет цена его производства, а остальные 85% – социально конструируемая акторами идея препарата, позволяет считать выявленную проблему и социальной, и социологической.

Обсуждение представленного доклада позволило выявить элементы исследования, нуждающиеся в более глубинном изучении и понимании. Во-первых, это процесс изначального ценообразования на препарат и мотивы фармацевтических компаний. Во-вторых, дальнейшее описание возможностей кооперации акторов, которое позволит выявить новые резервы для снижения цены на противораковые препараты. В-третьих, это рассмотрение проблемы в контексте диффузии инноваций, в в котором она не выглядит уникальной.  В итоге, несмотря на различные взгляды на природу лекарства как экономического блага и фармацевтическую индустрию в обществе, участники дискуссии сошлись во мнении, что данная проблема заслуживает дальнейшего социологического изучения.

Анна Соколова,
Лаборант ЛЭСИ
Rambler's Top100