• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Молодые россияне меньше пьют?" Выступление В. Радаева и Я. Рощиной на семинаре ЛЭСИ

Во вторник, 4 сентября 2018 г., стартовал сезон еженедельных семинаров Лаборатории экономико-социологических исследований. По традиции его открыл Вадим Радаев, заведующий кафедрой экономической социологии и ЛЭСИ, первый проректор НИУ ВШЭ. Вместе со своей коллегой Яной Рощиной они представили результаты исследования «Young Russians Drink Less: Age-Period-Cohort Modelling of Alcohol Use Prevalence, 1994-2016». О том, как, согласно исследованию, изменяется потребление алкоголя в России и каковы результаты первого применения к российским данным модели «возраст-период-когорта», читайте в нашем репортаже.

Ещё 2 года назад, открывая серию семинаров 2016-2017 учебного года, Вадим Радаев рассказал аудитории о том, насколько важно развивать любую тему исследования как часть крупной, общезначимой темы. Для иллюстрации того, как следует выстраивать исследовательскую логику в таком случае, докладчик поделился личным опытом: работая с динамикой потребления алкоголя, он заметил, что тенденция к увеличению потребления резко прекратилась в поколении миллениалов (людей, рожденных в 1982-1999 гг.). Алкоголь не является «стандартным товаром» с относительно высоким уровнем эластичности по цене, и любые изменения в его потреблении – важнейший индикатор более глобальных социальных сдвигов. Предшествующий этому снижению рост потребления в начале 2000-х, на которые пришлось взросление миллениалов, позволил сформулировать исследовательскую гипотезу: произошел качественный перелом, а перед нами – новое поколение. Алкоголь стал лишь одним индикатором-ключом к нахождению  такой крупной темы.

Представленное В. Радаевым спустя год исследование ставило своей целью проверку ранее выдвинутой гипотезы об особенности миллениалов уже по ряду признаков. Оказалось, что, в отличие от предыдущих поколений, миллениалы не только меньше пьют, но и меньше курят, позже вступают в брак и обзаводятся детьми, больше занимаются спортом и посещают культурные места. Открытия, сделанные в рамках этого исследования «вширь», получили большое внимание как со стороны научного сообщества, так и со стороны СМИ.

В этом году, объединив свои исследовательские интересы с Яной Рощиной, профессор вернулся к «глубокой» проработке ранее заявленного предмета – динамике потребления алкоголя.  Отправной точкой стал факт того, что тренд на снижение потребления алкоголя, особенно среди молодых россиян, начался задолго до экономических потрясений последних лет и антиалкогольной государственной реформы (естественным образом способствующих снижению), и более того, этот тренд не является уникальным. Подобные тенденции наблюдаются в ряде англосаксонских, скандинавских и восточно-европейских стран, для которых характерен серверный стиль потребления алкоголя[1].  Помимо задачи понять, как и почему сокращается потребление алкоголя среди молодых людей, новое исследование стало попыткой обойти предыдущие методологические трудности разделения эффекта поколения от эффектов возраста и периода. Для решения данной проблемы исследователи использовали метод APC-analysis, который ранее с успехом применялся в аналогичных исследованиях в других странах и подтвердил относительную автономию когортного эффекта.

Эмпирической базой исследования послужили данные RLMS 1994-2016 годов. В выборку попали 195 234 респондента в возрасте от 14 до 85 лет.  Выяснилось, что, во-первых, период в некоторых случаях оказывал более сильный эффект, нежели когорта.  С помощью описательной статистки было выделено три основных периода:

1.    1994 -2000 гг. - снижение общего охвата потребителей алкоголя, в первую очередь за счёт снижения доли потребителей водки, что, по мнению В.Радаева, могло быть следствием запрещения рекламы крепких спиртных напитков на телевидении в 1995 году;

2.    2001-2007 гг. – политическая стабилизация и экономический рост, падение потребления водки продолжилось. При этом, впервые не происходило замещения водки на самогон, что было характерно для 90-х годов. В это же время стабилизируется потребление пива, возникает небольшой тренд на повышение в потреблении вина;

3.    2008-2016 гг. - кризисный период, продолжается общее снижение потребления, происходит стабилизация общего объёма потребления самогона на исторически минимальном уровне.

Вторая группа фактически непреднамеренно стала борьбой со стереотипами о потреблении алкоголя. Оказалось, что более обеспеченные и более образованные люди пьют больше, в сёлах пьют меньше, чем в городах, а в кризисные годы россияне сокращают потребление алкоголя, поскольку он не является товаром первой необходимости. В целом, динамика потребления алкоголя для мужчин и для женщин совпадают, хотя мужчины продолжают пить больше, а женщины склонны чаще отдавать предпочтение винам.

Наконец, несмотря на сильные эффекты периода в 1994-2003 гг. (потребление водки замещалось пивом) и в 2008-2015 гг. (общее, кризисное снижение потребления алкоголя), поколенческие эффекты сохраняются. Таким образом, даже при условии контроля за возрастом и периодом было установлено, что молодые россияне, родившиеся в 1990-2002 годах, пьют значительно меньше, чем старшие поколения.
««Молодые россияне пьют меньше, здесь речь идёт не только об охвате, но и об объёме, я Вас уверяю. И в этом смысле мы в тренде! Но мы в тренде не со всеми, прямо противоположны Кении и Китаю, мы в тренде со странами… хорошо пьющими, по-взрослому…» !» -возвращаясь к актуальным тенденциям в странах с северным типом потребления, заметил Вадим Радаев.По мнению первого дискуссанта доклада, стажера исследователя ЛЭСИ и студента магистратуры «Прикладные методы социального анализа рынков» Ильи Павлова, в том виде, в котором исследование представлено сейчас, оно защищено от критики: все проделанные методологические процедуры согласуются с мировым научным опытом. Илья, как представитель миллениалов, предположил, что антиалкогольные реформы могли оказать большое влияние на снижение потребления алкоголя, но отметил, как действительно важно происходящее изменение норм в среде молодого поколения - выпивать становится порицаемым. Он также обратил внимание на возможные другие причины отказа от алкоголя, рассматриваемые в литературе о миллениалах: улучшение отношений с родителями, диджитализация и увеличение периода детства, схлопывающегося с периодом взрослости.

Диляра Ибрагимова, старший научный сотрудник ЛЭСИ и доцент кафедры экономической социологии, отметила, что, несмотря на всю важность методологии и моделирования, спорность самого используемого метода - APC-analysis - и критика в его адрес рождают вопросы к исследованию, в частности, к тому тексту, который был предоставлен для прочтения рецензентам. В связи с этим она посоветовала сделать акцент работы на преимуществах и ограничениях выбранного метода  – на проблеме идентификации и разделении эффектов, а также на характеристиках используемой базы данных.

Начавшаяся после выступления докладчиков и рецензентов бурная дискуссия затронула не только результатам исследования, но и культуру молодого поколения в целом. Своими комментариями поделились Елена Бердышева, Владимир Гимпельсон, Анна Круглова, Ольга Кузина и многие другие коллеги, пришедшие на семинар. Видео о том, как это было, уже в скором времени будет доступно на канале, не пропустите!

 

Дарья Демкина, стажер-исследователь ЛЭСИ

 


[1] Yana R., Petr M. Patterns of alcohol consumption as a social group indicator in modern Russian cities //Экономическая социология. – 2014. – Т. 15. – №. 1. C. 134-152.

Rambler's Top100