• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Кто успешнее защищает свои права и интересы с помощью уголовного закона в случаях мошенничества?

17 января в Лаборатории экономико-социологических исследований прошел семинар серии «Социология рынков». Младший научный сотрудник Института проблем правоприменения (Европейский университет в Санкт-Петербурге), соискатель степени кандидата социологических наук НИУ ВШЭ Четверикова Ирина представила свой проект, посвященный мобилизации уголовного закона об экономических преступлениях в сфере предпринимательства в России.

Под мобилизацией права (mobilization of law) понимается процесс, с помощью которого правовая система получает свои дела, и таким образом задействуется и реализуется право (D.Black, 1973), а в самой статье проверяются предположения, основанные на концепции социолога Дональда Блэка о поведении права. 

Ирина Четверикова отмечает, что в социальных науках существует два подхода к экономическим преступлениям как объекту изучения: позитивистский и конструктивистский. Позитивистский подход говорит об экономических преступлениях скорее, как о беловортничковых преступлениях или нелегальной экономической активности. Конструктивистская парадигма подчеркивает значимость рутинной деятельности полицейских и следователей, создающих уголовные дела об экономических преступлениях, которые затем будут учтены в качестве таковых в официальной статистике. Теория  Д.Блэка стоит несколько в стороне и являет собой пример «чистой социологии» или социальной геометрии – парадигмы, ставящей за скобки индивидуалистические и социально-психологические объяснения (Кузнецов, 2015). Однако исследования, выполненные в духе мобилизационной парадигмы и конструктивисткого подхода, объединяет понимание того, когда преступление становится преступлением, а человек – преступником.  Это происходит тогда, когда правоохранительные органы признают его таковым.

В рамках данной проблематики наибольший интерес для автора исследования представляют перформативная роль государства и социально-экономическое неравенство.

Как в повседневной жизни появляются преступления? Конечно, немалую роль играют правоохранительные органы, но также важно не забывать, что существуют разные социальные группы и организации, имеющие неодинаковые ресурсы для противостояния закону и его использования. Поэтому отдельный акцент в исследовании был сделан на социально-экономическое неравенство, проявляющееся в процессе применения уголовного права по отношению к различным социальным группам и организациям.

Эмпирическая база исследования состоит из двух частей: качественные данные (около 40 интервью с правоохранителями, судами и адвокатами, проведенные автором) и количественные данные – Аналитический массив ИПП ЕУСПб на основе ведомственной статистики МВД о выявленных преступлениях и результатах расследования преступлений за 2013-2014 гг., на которой в основном и базировалась представляемая статья.

 Как отметила докладчик, настоящее исследование отличается в нескольких аспектах от предыдущих исследований, основанных на идеях Блэка о поведении права. Во-первых, оно посвящено более поздним стадиям мобилизации уголовного права – установлению обвиняемого, избранию меры пресечения и передачи дела в суд. Во-вторых, объектом исследования выступают случаи мошенничества, тогда как другие работы анализируют преимущественно общеуголовные преступления – убийства, нанесение телесных повреждений, домашнее насилие, кражи, разбои (Felson et al., 2002; Graham et al., 2013; Roberts, 2007). Сужение своего объекта исследования Ирина Четверикова объясняет тем, что экономические преступления – это довольно обширное понятие, поэтому для своей работы она выбрала «мошенничество» как имеющее наиболее информативный и проблематичный состав, который даёт возможность последующей генерализации выводов исследования.

Так кто же более успешен в попытке защитить свои права и интересы с помощью уголовного закона, когда возникает конфликт в экономической сфере?

 Четверикова выделила 3 блока гипотез, которые были проверены с помощью логистической регрессии с последующей оценкой усредненных предельных эффектов (average marginal effects):

1.    Организации и коллективы более успешны в мобилизации права, чем индивиды.

2.    Разная сила государства, муниципальных органов и организаций, коммерческих и некоммерческих организаций.

3.    Успешность мобилизации права гражданами зависит от социально-экономического статуса потерпевших и обвиняемых.

Предварительные выводы показали, что действительно можно говорить о существовании социально-экономического неравенства, проявляющегося в процессе применения уголовного права по отношению к различным социальным группам и организациям. Более успешными в нахождении виновного лица потерпевшими стали, во-первых, организации и государство, во-вторых, государственные организации и органы. Также автор отметила, что предприниматели, топ-менеджеры, госслужащие, правоохранители, студенты и безработные с большим успехом справляются с поиском виновного, чем офисные работники, рабочие и пенсионеры.

Что качается заключения под стражу, то здесь, согласно полученным результатам, вероятность данного исхода возрастает, если потерпевшими будут являться граждане, а не организации или государство, коммерческие организации по сравнению с другими организациями, а также топ-менеджеры, офисные работники, пенсионеры и безработные по сравнению с предпринимателями.

Более вероятна передача дела в суд, если в качестве потерпевших выступят коммерческие и общественных организации или госслужащие и студенты.

Представленный доклад вызвал оживленную дискуссию среди слушателей и повлёк за собой множество комментариев и вопросов. Старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований Котельникова Зоя отметила, что в статье не хватает определения такого явления, как мошенничество, и его границ. Кроме того, в работе изначально было заявлено, что она направлена на проверку предположений, основанных на концепции Дональда Блэка, который рассматривает право как количественную переменную, степень присутствия которой можно определить по 5 измерениям социальной жизни, но проверяются только два из пяти предположений – стратификация (социально-экономический статус) и организация (чем более организованна группа, тем чаще будет использоваться право). Отвечая на вопрос, Ирина Четверикова пояснила, что тестирование всех предположений, следующих из концепции Блэка, в одной работе проблематично из-за большого объема работы, который сложно выполнить в рамках одной научной статьи. Кроме того, было отмечено, что существуют ограничения, накладываемые имеющейся базой данных, а также то, что целью было рассказать именно историю потерпевших, поэтому и были выбраны организационный и социально-экономический срезы.

Старший научный сотрудник Лабораторий экономико-социологических исследований Круглова Анна высказала предположение, что более выгодной методологией исследования в рамках данной проблемы был бы индуктивный метод: на основе сформулированных предположений и полученных качественных данных можно было бы, например, выдвинуть собственную теорию, которая опровергала теорию Д.Блэка.

Старшие научные сотрудники ЛЭСИ Григорий Юдин и Елена Бердышева, а также заведующий Лабораторией Вадим Радаев отметили колоссальный объём проделанной работы, но при этом обозначили недостаток в интерпретации полученных результатов, формулировке содержательных выводов и постановке исследовательского вопроса.

В конце своего выступления докладчик выразила благодарность за содержательные комментарии и полезные вопросы и высказала предположение о будущем сужении темы исследования и переходе к вопросу: государство или коммерческие организации сильнее в процессе мобилизации права?

Асатурян Дарья, стажер-исследователь ЛЭСИ

Rambler's Top100