• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Кому принадлежит финансовая власть в российских семьях?

17 мая в Лаборатории экономико-социологических исследований прошел семинар серии «Социология рынков», посвященный вопросу распределения финансовой власти в российских семьях. Старший научный сотрудник ЛЭСИ, доцент департамента социологии, кандидат исторических наук Диляра Ибрагимова рассказала о концептуальных подходах к изучению властных отношений, а также представила результаты уникального эмпирического исследования в российских семьях.

В первой части своего выступления Диляра Ибрагимова изложила суть центральных подходов к изучению власти (модели С. Льюкса, П. Бурдье и М. Фуко) и возможностях их использования применительно к анализу семейных отношений. На основе анализа теоретических подходов к власти автор делает вывод о том, что власть является скрытой характеристикой, а мир и отношения в нем в зависимости от нашего восприятия могут трансфомироваться и принимать разные черты (Бурдье называет это властью «конструирования мира»). Так, у человека есть власть сохранять или изменять устоявшиеся отношения при помощи слов, символов и поступков.

Центральной же темой доклада стала финансовая власть, которую Диляра Ибрагимова определяет как способность субъекта не только оказывать влияние  на поведение и/или установки и ценности объекта (в том числе путем установления контроль над значимыми расходами), но и способность объекта «уходить» от контроля и сохранять некоторую автономию. В этом смысле властные отношения корректнее определить как квазисимметричные, а не асимметричные.

Рассмотрев, что такое власть и как ее определить, автор перешла к вопросу распределения финансовой власти и определяющих ее факторов На эту тему существуют несколько объяснительных концепций в экономической и социологической науках. Экономические концепции являются гендерно нейтральными и фокусируются на ресурсах индивидов и взаимоотношениях вокруг них. Для социальных же наук гендер является базовой идентичностью человека, постоянно конструируемой в процессе социального взаимодействия и проявляющейся через символы и знаки. В этом смысле брак — это не просто союз двух людей, это соединение статусов, что дает таким отношениям гендерную нагрузку.

Во второй части выступления автор представила результаты проведенного эмпирического исследования, основанного на  первой волне исследования потребительских финансов (Survey of Consumer Finance) проведенного исследовательским центром ЗАО «Демоскоп» по заказу Минфина РФ осенью 2013 г., в рамках совместного проекта Минфина РФ и МБРР «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования  Российской Федерации». Уникальность этого исследования состоит в том, что база включает ответы всех взрослых членов домохозяйства и позволяет сравнить ответы супругов, что редко делается в исследованиях финансовых отношений внутри семьи. Всего было опрошено 12650 индивидов, но для исследования были отобраны только те респонденты, которые на момент опроса состояли в неофициальном или официальном браке, выборка составила 7286 человек или 3643 семьи.

Для ответа на вопрос, кому принадлежит финансовая власть в российских семьях, был проведен кластерный анализ, результатом которого стало выделение 3 групп:

  1. Пары, в которых последнее слово остается за женщиной в принятии почти всех решений, помимо решений о работе мужа и покупке автомобиля. Такие семьи характеризуются самым низким доходом, наибольшим стажем в браке, а разногласия в них случаются чаще, чем в других парах.
  2. Пары, в которых большинство решений принимаются мужчиной (даже о работе жены), а за женщиной остается последнее слово только в вопросах повседневных трат. Здесь наблюдается максимальный разрыв между уровнями удовлетворенности у мужей и жен, а также существенный разрыв между доходами супругов.
  3. Пары, в которых наблюдается максимальная доля несовпадающих ответов. Подобную ситуацию, по мнению докладчицы, можно объяснить стремлением супругов к бесконфликтности, то есть желанием делегировать друг другу решение в спорных вопросах – каждый из партнеров считает, что решение может принимать другой, поэтому их мнения в итоге не совпадают.

Важный вывод исследования заключается в том, что тип управления финансами не тождественен главенству и финансовой власти. То есть в семьях, где управление финансами принадлежит женщине, власть может быть сконцентрирована в руках мужчины. Максимальное совпадение этих категорий наблюдается там, где управление принадлежит мужчине. Однако в семьях, где женщина распоряжается деньгами, в 10% случаев решение принадлежит мужчине, а в половине случаев – женщине. Если же есть независимое управление, то в 33% случаев решение принимается мужчиной, что может говорить о традиционности семейных гендерных ролей в России.

В завершение доклада Диляра Ибрагимова обратила внимание на несколько интересных моментов: так, чем ниже доход семьи, тем выше вероятность женской власти в семье, однако обратное утверждение не подтверждается. Если денежный вклад жены в ресурсы семьи больше, то выше вероятность женской власти, при этом значимо и обратное. А если оба супруга работают, повышается вероятность женской власти. Подтвердились и исследования психологов о проявлении компенсаторных механизмов в семье: вероятность мужской финансовой власти повышается, когда муж не работает, а жена работает.

 

Репортаж подготовила студентка 1 курса магистратуры ПМСАР, Попова Полина
Rambler's Top100