• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Стабильность занятости и уровень рождаемости в странах Европы: роль трудового законодательства»: репортаж с семинара ЛЭСИ

14 апреля в Лаборатории экономико-социологических исследований прошел семинар серии «Социология рынков», посвященный проблемам стабильности занятости и рождаемости в странах Европы через призму трудового законодательства. Доцент департамента социологии и заместитель заведующего Лабораторией сравнительных социальных исследований Татьяна Карабчук представила первую часть своей PhD диссертации, цель которой — выявление связи между степенью либерализации законодательства на рынке труда, стабильностью занятости и уровнем фертильности. Информационной базой выступили данные Европейского Социального Исследования (ESS) за 2010 г., выборка составила 25 стран.

Согласно данным Всемирного Банка, уровень рождаемости в большинстве европейских стран устойчиво снижался вплоть до 2000-х гг. Вместе с этим, после 2002 г. в таких странах как Исландия, Ирландия, Франция и Норвегия был зарегистрирован рост фертильности. Каким же образом можно объяснить тот факт, что в одних странах рождаемость растет, а в других — падает? Согласно ряду экономистов (W. Butz, M. Ward, 1979; G. Becker, 1981), падение рождаемости может быть объяснено растущей активностью женщин на рынке труда и в сфере образования. С этой точки зрения, выход женщины на рынок труда после декретного отпуска нередко сопряжен с потерями в человеческом, специфическом и материальном капитале. Негативный опыт возвращения на рынок труда может повлечь за собой отказ от рождения второго ребенка. Женщины будут чаще делать выбор в пользу развития карьеры. Массовые практики откладывания рождения ребенка во времени или отказ от рождения второго ребенка приводят, в конечном итоге, к сокращению населения в целом.

Однако не всегда реальность соответствует априорным теоретическим положениям. Как показывают многие опубликованные исследования (Ahn, Mira, 2002; Kogel, 2004; Adsera, 2005), а также о чем свидетельствуют статистические данные Всемирного Банка — в тех странах, где занятость женщин возрастает, происходит не падение, а рост фертильности. Для разрешения этого парадокса Т. Карабчук предлагает рассматривать не просто показатель занятости женщин, а включить в анализ новый параметр – показатель качества рабочего места. Как отметила докладчица, качество рабочего места непосредственно связано с институтами на рынке труда и степенью их регуляции. Именно поэтому для наиболее полного анализа в модель необходимо включить все три составляющие: нестабильность занятости, фертильные намерения и институты на рынке труда.

Согласно известному исследователю в области социологии занятости и труда профессору А. Каллебергу, современный рынок труда характеризуется поляризацией: существуют «плохие» и «хорошие» рабочие места. Работник на «хорошем» рабочем месте защищен законодательством: ему гарантирован достаточно высокий уровень зарплаты, предоставляется социальная защита, его увольнение сопряжено с дополнительными трудностями. «Плохое» рабочее место характеризуется отсутствием социальных гарантий и льгот, перспектив развития, а также низкой заработной платой и отсутствием гарантий долгосрочных трудовых отношений. Докладчица акцентировала внимание аудитории на том, что в случае, когда люди имеют именно нестабильные рабочие места, они склонны откладывать рождение ребенка.

С опорой на концепции «хорошего» и «плохого» рабочего места рядом исследователей (Doeringer, Piore; Sorensen; Lindbeck, Snower) была предложена типология рынков труда различных стран на континууме от либерального (открытого) до зарегулированного (закрытого). Если первый характеризуется незащищенностью рабочих мест, высокой мобильностью, открытостью и отсутствием долгосрочной безработицы, то для последнего свойственны защищенность рабочих мест государством, низкая мобильность, закрытость и долгосрочная безработица  (в т.ч. среди молодежи). Так как работодатели в регулируемой системе несут высокие издержки по увольнению и найму постоянных сотрудников, выходом является временная занятость, в рамках которой с работниками заключаются контракты на определенный промежуток времени. При этом чрезвычайно важной деталью является тот факт, что в странах  с высоким уровнем регулируемости рынка труда уровень временной занятости достаточно высок, тогда как в странах с либеральным рынком уровень временной занятости достаточно низок.

Каким же образом уровень либерализации рынка труда связан с рождаемостью в стране? Т. Карабчук указала, что именно стабильность занятости и доходов влияет на решение о планировании ребенка. В случае зарегулированного рынка, вход на который ограничен, решение о планировании ребенка откладывается до тех пор, пока гарантированная стабильная занятость не будет достигнута. Именно поэтому уровень рождаемости в странах с высоким уровнем нестабильной занятости довольно низок: идет постоянное соревнование за получение гарантированного «хорошего» рабочего места. В странах же с либеральным рынком труда в условиях высокой профессиональной мобильности женщины идут на совмещение материнства и занятости гораздо легче.

Гипотезы были протестированы на данных Европейского Социального Исследования (ESS) за 2010 г. с выборкой в 25 стран с помощью методологии многоуровневого моделирования и построения ряда пробит-регрессий с переменными макро- и микроуровня. В качестве зависимой выступила дихотомическая переменная о намерении родить ребенка в последующие три года (фертильность). В качестве предиктора макроуровня был взят индекс EPL (Employment Protection Legislation), показывающий степень защищенности позиции временного работника; на микроуровне проверялась значимость статуса на рынке труда, типа занятости (постоянная, нестабильная занятость или статус безработного), пола, семейного положения и т.д.

Среди основополагающих выводов своего анализа Т. Карабчук выделила, во-первых, подтверждение первоначальной гипотезы об отрицательном влиянии нестабильной занятости в условиях зарегулированного рынка труда на вероятность планирования рождения первого ребенка в ближайшие три года. Во-вторых, одним из ключевых выводов исследования является обнаружение самостоятельного эффекта макро индекса EPL, согласно которому уровень либерализации институтов рынка труда имеет статистически значимое влияние на вероятность планирования рождения ребенка на микро уровне.

В конце своего выступления докладчица отдельно подчеркнула, что практическая значимость полученных результатов заключается в выдвижении рекомендации следования по пути либерализации рынка труда, а также разработки регуляторных инструментов облегчения совмещения материнства и профессиональной занятости для женщин.

Представленный доклад вызвал оживленную дискуссию среди слушателей. Доцент департамента социологии Андрей Шевчук высказал предположение о необходимости включение дохода в регрессионную модель, несмотря на его корреляцию со статусом занятости. Эта рекомендация была поддержана многими участниками дискуссии. Также А. Шевчуком было предложено рассмотреть переменную качества рабочего места именно с точки зрения дохода и условий труда, а не акцентировать все внимание лишь на параметре стабильности занятости.

Профессора департамента социологии Ольгу Кузину и доцента департамента социологии Ивана Павлюткина заинтересовал вопрос включения в регрессионную модель переменной принадлежности к определенной религиозной конфессии в качестве контрольной. Как показали более ранние исследования, религиозная конфессия, степень религиозности и следование обрядам обладают значимым эффектом при анализе рождаемости, особенно в случае 3-го и последующих детей.

Стажер-исследователь Научно-учебной лаборатории социально-демографической политики Института демографии Дмитрий Закотянский обратил внимание аудитории на другой важный фактор, влияющий на планирование рождаемости, который был упущен из виду – доступность детских садов. Д. Закотянский также отметил, что с демографической точки зрения при проведении подобного масштабного анализа помимо предложенных автором параметров необходимо учитывать и особенности социальной политики в каждой из изучаемых стран, а также принимать во внимание демографические волны.

В целом дискуссия носила оживленный и продуктивный характер, было высказано много предположений и рекомендаций по улучшению представленного статистического анализа. Участники семинара поблагодарили докладчицу за интересное выступление и выразили уверенность в дальнейшем успешном продолжении исследования.

 

Марина Спирина,
стажер-исследователь ЛЭСИ
Rambler's Top100